Биография  |  Фотоальбом  |  Проекты  |  Награды  |  Интервью  |  Видео  |  Ваши отзывы  |  Контакты
Andrew V. Kudin
 RU  |  UA  |  EN  |  IT  |  FR  |  DE  |  ES 
23 . 11 . 2017   
поиск
ГОРСТЬ ЗЕМЛИ

СУДЬБА КНИГИ 
СИМВОЛИКА ИМЕН 
РИСУНКИ 
РЕЦЕНЗИИ, ИНТЕРВЬЮ, СТАТЬИ 


Андрей В. Кудин «Горсть земли»

роман, 272 стр.

Жанр: историческая драма.

Роман Андрея В. Кудина «Горсть земли» – дань уважения тем, кто вынужден был покинуть родную землю и не смог вернуться обратно. Эта книга о тех, кто, пройдя через боль и страдание, сохранил язык, культуру и традиции своего народа.

«…Отчизна отвернулась от них, но они, скитаясь по странам и континентам, никогда не отворачивались от Украины и всегда помнили о стране исхода – от первого и до последнего вздоха. Умирая в безвестности, на незнакомой земле, под чужим небом и летящими в Небытие облаками, они произносили последние свои слова на родном языке».

Книга построена на реальных событиях и на исторических фактах. Эта книга о том, что прошлое на самом деле никогода не является прошлым. События, казалось бы, давно минувших лет внезапно врываются в привычное течение жизни. Наступает день, когда приходится ответить, прежде всего перед самим собой, на вопросы: «Кто я? Откуда? Каково мое истинное предназначение на земле?»

«Тони поднялся из-за стола, подошел к окну. Что-то сломалось внутри, невыносимая тяжесть с привкусом горечи и тупой боли сдавила грудную клетку. Тони почувствовал как задыхается - ему не хватало воздуха. Он не мог смотреть в глаза матери.

- Кем был отец по крови?

Спросил он не поворачиваясь.

- Украинцем. Он из семьи эмигрантов, как и я.

Тони резко обернулся к матери.

- Мама, почему ты почти ничего не говорила мне о прошлом нашей семьи? Об Украине, например? Почему ты никогда не акцентировала мое внимание на том, что мы украинцы? И вообще – какое это имеет значение – кем быть?

- Так получилось…- Мать запнулась, устало пожав плечами.- Очевидно, слишком тяжелые воспоминания были связаны в нашей семье с Украиной. Я там никогда не была. Мы все здесь родились, в Америке. Здесь наш дом. Да и жизнь была не такой уж легкой. Когда работаешь с утра до вечера не до воспоминаний. Это ты закончил колледж, имеешь стабильную перспективную работу в авиационной компании… А когда мне было столько лет сколько сейчас тебе нам очень тяжело приходилось. Я даже мечтать не могла о колледже. Я хорошо помню те времена когда к нам относились как к людям второго сорта те кто приехал в Америку немножко раньше, чем мы. Благодаря твоему дедушке, моему отцу нам не пришлось узнать, что такое нищета, но я очень хорошо понимаю, что это значит.

- А бабушка? Твоя мама?

- Она умерла когда мне было три года. Дедушку очень угнетало, что он не смог дать мне хорошее образование. Он часто говорил, что его внук обязательно закончит колледж или университет, причем один из самых престижных. Так оно и получилось. Мы все работали, чтобы ты получил образование, а ты не хотел учиться…

- Я не знал…

- Я тебя ни в чем не корю. Подобно другим семьям эммигрантов все мы много работали и слишком мало внимания уделяли нашим детям. Это наша ошибка. Работать во имя ребенка и почти не видеть его из-за работы…

Мать замолчала. Едва заметная слеза предательски блеснула в уголках ее глаз.

- Мама, но я ни к эмигрантам, ни к украинцам не имею никакого отношения, - Тони твердо покачал головой.- Я американец. На все двести процентов! Я родился в Америке и ты, моя мама, тоже здесь родилась!

- Я тоже когда-то так думала, - голос матери звучал ровно, спокойно, - Тони, Соединенные Штаты это страна эмигрантов. Кто-то приехал сейчас, кто-то намного раньше… Эта удивительная земля приютила выходцев из самых разных стран и народов. Здесь их ветви, но корни остались-то там… Нравится тебе это или нет, но ты тоже из семьи эмигрантов. Внешне ты типичный американец, но в твоих жилах течет украинская кровь.

И снова напряженная, мучительная тишина застыла под потолком. Две безмолвные фигуры – одна у окна, вторая за столом в центре гостинной замерли, словно статуи для которых время вдруг остановилось, подобно стрелкам часов возле зеркала, закрытого покрывалом. Только возле фотографии деда горела свеча. Пламя свечи, словно сама жизнь, металось из стороны в сторону от едва заметных дуновений ветра сквозь приоткрытые окна. Или от сказанных слов?

- Мама, почему дедушка уехал?

- Им было очень тяжело там, на Украине. Твой дедушка был старшим ребенком в семье. Сначала уехал на заработки в Аргентину мой дед, твой прадед. Спустя год он прислал деньги на билеты, чтобы семья могла перехать к нему. Твоя прабабушка продала всё, что у них было, но денег всё равно на всех не хватило. Это сейчас всё просто – сел на самолет и за несколько часов перелетел океан. А в те годы самолетов не было, да и пароходы были совсем не такие как современные лайнеры. Путь из Украины в Аргентину занимал много недель, был трудным и, как ты понимаешь, недешевым. Твоя бабушка собрала всех детей возле себя и сказала дедушке: “Нас четверо – я, ты и твои младшие сестры. Денег на дорогу хватит только на троих. Тебе придется остаться – другого выхода нет, иначе мы все здесь погибнем от голода, а так хоть у кого есть шанс спастись. Я не знаю, как ты будешь жить, и что ты будешь есть. Твоя задача продержаться и остаться в живых до тех пор, пока мы не накопим денег, чтобы ты смог приехать к нам”. Они уехали. Дедушка остался. Примерно через два года родители прислали ему деньги, и он переехал к семье.

Глаза деда с фотографии смотрели на Тони.

- Мама, сколько лет было дедушке, когда его оставили на Украине?

- Чуть старше десяти… неполные одиннадцать лет.

- Как же он жил эти два года?

Тони был поражен.

- Не знаю. Дедушка не рассказывал. Говорили, что его спасли от голодной смерти монахи Киево-Печерской Лавры. Дедушка, сколько я его помню, был очень набожным человеком. Ещё он часто повторял, что от самого себя и от своей судьбы уйти невозможно. Помню, когда мне было трудно он говорил: “Никогда не жалей когда что-то теряешь. Такова жизнь – она состоит из потерь и приобретений, но что бы с тобой ни случилось помни – твое от тебя никогда не уйдет. Сделай всё что можешь, а в остальном положись на судьбу.”

Мать замолчала, потом продолжила после паузы.

- Потом семье переехала из Аргентины в Соединенные Штаты. Я родилась в Нью Йорке, затем мы перебрались на север страны. У нас не принято было говорить о стране исхода. Слишком много горя и слез было связано с украинской землей. Я не знаю почему дедушка захотел, чтобы ты вернулся туда, но то, что он составил именно такое завещание… Я рада…

Тони удивленно поднял брови.

- Почему?

- Я считала, что связь между вами безвозвратно потеряна. Однако, завещание свидетельствует о том, что он думал о тебе и верил в тебя.

            Тони задумался. Как странно. Ведь дедушка совсем его не знал. Неужели когда дедушка диктовал завещание он руководствовался только тем, что в нем, в Тони, течет его кровь? Тони вдруг показалось, что дед жив и смотрит на него. Сейчас, в это самое мгновение, в этой комнате.

- Два года между жизнью и смертью, - Тони потер виски кончиками пальцев, - перед лицом неизвестности. Дедушка ведь мог и не выехать из страны. Скажи, а кто-то знает об этом периоде его жизни? У кого можно спросить?

- Никто не расскажет, - мать покачала головой, - Уже никого нет в живых. Что-то осталось там, на Украине, то к чему он стремился всю жизнь, что-то звало его, не отпускало до последних минут…

- Мама, о чем ты?

- Тони, мне страшно, - хрупкие плечи вздрогнули, - У меня такое чувство, что это не ты едешь на Украину, а дедушка возвращается туда в твоем теле».

             События книги разворачиваются в Соединенных Штатах Америки и в Украине. Эта книга о столкновении разных мировоззрений и разных культур.

«Вера грустно покачала головой.

- Сейчас ты говоришь как все американцы, которых я раньше встречала. Им всем было плевать на традиции и обычаи других народов, главное – деньги. Других богов у вас нет.

Тони вспыхнул.

            - А у вас, у украинцев, есть? Ты никогда не задумывалась над тем, почему Украина по-прежнему остается отсталой страной? Да потому что вы боитесь посмотреть сами себе в глаза! Вы боитесь правды, вас пугает собственная история и даже то, что было тысячу лет назад, вызывает у вас суеверный страх…»

            Люди много говорят о тайнах египетских пирамид, но при этом забывают о том, что древняя земля Киевской Руси хранит не меньше тайн, чем земля фараонов. Эта книга об одной из самых загадочных страниц истории Киева и всей Руси.

«…быстрыми шагами девушка пошла к выходу из церковного архива, к тому месту, где сидел старик.

- Отец Илларион, на протяжении тысячи лет многие пытались вскрыть могилу преподобного Антония, но захоронение так и не было вскрыто. В древних хрониках сказано, что каждый, кто осмелился вскрыть могилу Антония «испущением огня наказаны быша и на своих телесах пострадаша много донельже каяшася о таком дерзновении»!

Девушка отбросила непокорные волосы со лба.

- Скажите, почему и кем было уничтожено «Житие преподобного Антония Печерского»? Я встречала ссылки на этот текст, но ни самой рукописи, ни копий её нигде нет. Кто уничтожил их? Когда? Почему?

Старый монах грустно покачал головой.

- Ты не права. В «Киево-Печерском патерике» есть «Житие преподобного и богоносного отца нашего Антония».

Вера взволновано оглянулась. Ей почему-то показалось, что кроме них в архиве ещё кто-то есть.

- Отец Илларион, в «Патерике» есть малюсенькая новелла-легенда с похожим названием, больше похожая на красивую сказку, чем на историческую биографию. А я говорю о полном тексте жизнеописания Антония, о котором есть упоминание в архиве, но которого там нет…

Старик молчал.

           - Скажите, почему Феодосий, ученик преподобного Антония, был первым лаврским святым, имя которого было занесено в епископские синодики 1108 года, а не Антоний – основатель монастыря? Отец Илларион, таких «почему» у меня множество. Но самое главное – почему только на могиле Антония лежит столь суровый запрет? Почему никто, даже спустя тысячу лет, не должен видеть его останки?

Старый монах ничего не ответил. И снова Вере почудился странный шорох за стеллажами.

- Отец Илларион, вы знаете… Вы ведь, наверное, знаете… Скажите, что в могиле?

            Старик устало вздохнул.

- Ответ всегда спрятан в вопросе. Если ты смогла правильно сформулировать вопрос, значит, ты сможешь найти верный ответ. - Старик задумался, - Я ведь предупреждал тебя – знания бывают опасны».

            Поток времени раскручивается по спирали и порой события далеких веков в какой-то миг оказыватся намного ближе, чем те, которые происходили, скажем, несколько дней назад. Водоворот событий тысячелетней давности вдруг врывается в сегодняшний день и свежая кровь вновь орошает землю древнего города.

«Незнакомый монах лет сорока поднялся ей навстречу. Спокойный, физически сильный, высокий. Как странно. Вера думала, что знает здесь всех.

- Что вам угодно?

Голос монаха звучал холодно и бесстрастно.

- Мне нужен отец Иларион.

Вера поискала глазами старца, но его нигде не было. Только вот за столом, где обычно сидел отец Иларион, теперь почему-то сидел незнакомец.

Монах неторопливо вышел из-за стола, остановился напротив Веры.

- Отец Иларион умер.

Девушка отшатнулась. Она ожидала услышать всё что угодно, но только не это.

- Не может быть… Как? Когда?

- Вчера. У него было слабое сердце.

Монах говорил спокойно. Слишком спокойно, как показалось Вере. Такой тон мог быть только либо у очень равнодушных людей, либо у тех, кто слишком часто заглядывал в глаза Смерти.

- Как странно… Я видела его вчера днем.

- Мы знаем.

Вера испуганно посмотрела в глаза монаху. Нечто двусмысленное послышалось в этих словах и ей стало страшно.

- Когда похороны?

- Он уже похоронен.

- Как?

Девушка отпрянула к двери. Незнакомец стоял неподвижно.

- Сегодня ночью.

- Почему ночью?

- Вы не первый год работаете в Киево-Печерской Лавре, - незнакомец говорил спокойно, ни один мускул не дрогнул на его лице, - и должны знать, что светская власть запрещает кого бы то ни было хоронить на территории Лавры, но каждый глубоко верующий христианин мечтает быть похороненным в святом месте. Самых достойных из монахов хоронят в святой земле Киево-Печерской Лавры по ночам, а на месте захоронения не остается никаких следов, дабы не было конфликтов с властью.

Вера задумчиво опустила глаза.

- Я даже не смогу положить цветы на его могилу…

- Если хотите – положите цветы у Ближних пещер.

Вера приоткрыла дверь, собираясь уйти.

- Он мне хотел что-то сказать…

- Вера. Вас, кажется, так зовут?

Вера удивленно вскинула брови.

- Да… А мы разве знакомы?

Монах оставил вопрос без ответа.

- Если бы отец Иларион был жив – он бы наверняка вам сказал, что слишком любопытных людей Господь раньше срока призывает к себе».

Это книга о выборе, когда на чашах весов – с одной стороны, деньги, а с другой – то неуловимое, что делает нас не животными, а людьми. И от того какой именно выбор делает человек на том или ином отрезке жизни зависит не только то, как сложится его собственная судьба, но и то какой будет линия судьбы всего его рода.

«…Тони с болью смотрел на фото. Как часто такое бывает! В сутолоке дней нет времени поговорить с живыми, а когда они переходят на другой берег реки, разделяющей Бытие и Небытие, просишь: «Поговори со мной! Хоть немного поговори! Мне сейчас как никогда нужен твой совет, твоя поддержка!»

Это книга о любви, о том «…чтобы увидеть истинное отражение женщины, нужно смотреть не в зеркало, а в глаза мужчины».

             Роман «Горсть земли» не только о прошлом, но и о будущем Украины, о том, что возрождение страны возможно только после того когда люди начнут уважать самих себя, свое прошлое, свои корни, традиции и веру своего народа.

«Повернувшись всем телом к сестре, он посмотрел ей прямо в глаза.

- Скажи – что ждет Украину?

            - Или украинцы обратятся к вере отцов, или страна будет стерта с лица земли. Третьего не дано.

- Как ты можешь так спокойно об этом говорить?

              Удивился Василий.

- Украину ждут тяжелые времена, но я верю в будущее нашей страны. Один монах, с которым я случайно столкнулась в пещере, сказал мне, что наш народ пройдет сквозь семь кругов ада и будет выведен к свету.

- Откуда такая уверенность?

- Уверенность основывается на том, как крестили Русь. Вспомни древние хроники – огнем и мечом крестил Владимир славян. Получается, что Русь не крестили, а распяли на исполинском кресте!»

             В марте 2004 года увидели свет два издания книги – на русском и на украинском языках. Оба варианта во многом похожи друг на друга, но написаны они так, что по сути это два разных произведения. Автор сознательно сделал их не похожими друг на друга.

             В украинской версии больший акцент делается на истории Украины (украинская версия книги больше русской на 8 страниц), а в русской версии – на современность и на взаимоотношения между людьми. Эпиграфом к украинскому варианту стали строки талантливой украинской поэтессы Надежды Степулы, русский вариант идет без эпиграфа. Интересно также и то, что автор сознательно ушел от дословного перевода названия книги. Украинская версия книги озаглавлена как “Память землі”, что, по мнению Андрея В. Кудина, наиболее точно передает смысл, заложенный в название русской версии книги - «Горсть земли».

 



НАЗАДНАЗАД


Design by XTLabs, Inc. Build Your Website : website templates, ready to use websites with ecommerce and ad-free web hosting       © 2003 Andrew V. Kudin. All rights reserved.