Биография  |  Фотоальбом  |  Проекты  |  Награды  |  Интервью  |  Видео  |  Ваши отзывы  |  Контакты
Andrew V. Kudin
 RU  |  UA  |  EN  |  IT  |  FR  |  DE  |  ES 
15 . 12 . 2017   
поиск
НАЗАДНАЗАД
газета "Сегодня" (Киев) №1780 21.06.2004

 

 

 

 

"В МОЕМ СЛУЧАЕ СТРЕМЛЕНИЕ К СВОБОДЕ ДОВЕДЕНО ДО АБСУРДА", -
  говорит писатель Андрей В. Кудин

Андрей В. Кудин -- философ (причем настоящий, дипломированный) и писатель. Как правило, у таких людей жизнь очень насыщенна и динамична. И Андрея практически невозможно застать в Киеве -- сегодня он здесь, завтра в Африке, послезавтра где-нибудь по ту сторону Антлантики. Тем не менее он находит время для того, чтобы переносить на бумагу интересные сюжеты из жизни.

- Андрей, в вашем творческом багаже -- киносценарий "Черная масть", книга "Как выжить в тюрьме", пособия по восточным единоборствам. И вот недавно вышла еще одна книга -- "Горсть земли". Это реальная история?

- Я много раз задавался вопросом: почему одни люди стремятся уехать из Украины, а другие, наоборот, приезжают и живут здесь? Как-то я собрал своих друзей-американцев, живущих здесь, и задал им этот вопрос: почему он поменяли цветущую Америку на нищую Украину. Оказалось, первой причиной стало то, что наши женщины самые красивые в мире, а бизнес и деньги -- на втором месте. Но потом всех заинтересовала наша страна, ее история. В отличие от нас, они прекрасно знают историю Украины. Можно сказать, что все они -- прототипы главного героя книги Тони. Если же говорить о реальных людях, то это прототип деда Тони. Мы познакомились с ним в салоне самолета, и он рассказал мне историю своей жизни. Он попал в волну украинской эмиграции начала ХХ века. Его, одиннадцатилетнего ребенка, оставили одного в Украине, потому что у семьи не было денег на билеты для всех. Только спустя два года родственники забрали мальчика к себе. И вот, впервые после долгих десятилетий, он летел в Украину, чтобы еще раз увидеть эту страну. Во время работы у меня накопилось много интересного материала, поэтому книга "Горсть земли" должна была быть по объему раз в пять больше. Но я боялся превратить художественное произведение в некий научный труд. Поэтому только вскользь касаюсь таких серьезных вопросов, как мумификация, к примеру... Или вопросов, связанных с историей жизни человека, создавшего Киево-Печерскую Лавру.

- Вы считаете себя первопроходцем в этой области? Ведь на эту тему существует множество исследований.

- Первопроходец? Вряд ли... Вместе с тем, почему-то никто не обратил внимания на то, что основатель монашества на Руси оставил странное завещание -- никто и никогда не должен был видеть тело Антония Печерского после смерти. Возможно, я вернусь к этому вопросу позже, во время работы над учебником по религиеведению, который сейчас пишу.

- То есть вы хотите вернуться к своей специальности -- история религии?

- На самом деле я от нее и не уходил. Только это приняло другие формы, не академические. Если бы у нас труд преподавателя оплачивался достойно, то для меня вообще не стоял бы вопрос -- уходить из профессии или оставаться в ней. Мне безумно нравится рыться в архивах.

- Ваш отец -- известный ученый, философ, он повлиял как-то на выбор профессии?

- Те, кто акцентировал внимание на том, что я профессорский сын, всегда путали понятия: обеспеченная семья и интеллигентная семья. Я никогда не чувствовал, что в семье чего-то не хватает. Я вырос в коммуналке, и только в начале 90-х годов мы переехали в отдельную квартиру.

- Коммуналка -- это богатый жизненный опыт. У вас, наверное, в детстве было много ярких впечатлений...

- Я не вспоминаю жизнь в коммуналке с ностальгией, как не вспоминаю с ностальгией обувь 38--39-го размера. Я живу будущим. А прошлое... Порой оно стоит намного ближе, чем это кажется на первый взгляд, но у меня нет желания возвращаться обратно. И если бы была возможность начать жизнь с начала, я бы прожил ее по-иному.

- И чтобы вы изменили?

- Абсолютно все. Мне неинтересно перечитывать одну и ту же книгу дважды, даже если она занимательная. Я даже не хотел бы переживать какие-то счастливые минуты -- предпочел бы что-нибудь другое.

- Конечно, то, что вы описали в своей книге "Как выжить в тюрьме", никто не захочет повторить.

- На самом деле эта книга не о тюрьме. Тюрьма в книге -- это только повод поговорить о свободе, о назначении человека в этом мире, всего лишь фон, на котором разворачиваются события книги.

- А что вас в жизни вдохновляет на писательство?

- Многое из того, что пишу, я вряд ли когда-нибудь опубликую. Для меня литература -- одна из форм медитации. Ты словно входишь в определенное состояние и начинаешь путешествовать во времени и пространстве... Это удивительное состояние: слышать голоса людей, видеть своих персонажей. Для меня это не труд, а один из источников наслаждения. Труд начинается уже потом, когда вычитываешь написанное, собираешь дополнительные материалы.

- Можно сказать, это ваше хобби?

- Это относится ко всему, чем я занимаюсь. Я не настолько богат, чтобы делить свою жизнь на несколько частей -- рабочее и личное время, к примеру. У меня одна жизнь, и я стремлюсь строить ее так, чтобы каждый прожитый день приносил радость мне и моим близким.

- Да вы счастливый человек!

- Наверное, да. Я об этом не задумывался. Просто понимаю, что времени в жизни мало, потому нужно делать то, что доставляет наслаждение и удовольствие.

- Но ведь это не всегда удается...

- А вот это уже проблема личности непосредственно, когда человек в угоду чему-то начинает продавать себя за деньги. На самом деле теряешь себя каждый раз, когда приходится через себя переступать.

- А вам никогда не приходилось через себя переступать?

- Поэтому из меня никогда не получался подчиненный. Меня даже в армии не смогли заставить подчиняться. Пытались, но поняли, что это бессмысленно, и сделали старшиной роты. Я хочу быть свободным во всем, везде и всегда. Как говорит один мой товарищ, в моем случае это желание вообще доведено до абсурда...

Наталия МОЛЧАНОВА




Design by XTLabs, Inc. Build a Website       © 2003 Andrew V. Kudin. All rights reserved.