Биография  |  Фотоальбом  |  Проекты  |  Награды  |  Интервью  |  Видео  |  Ваши отзывы  |  Контакты
Andrew V. Kudin
 RU  |  UA  |  EN  |  IT  |  FR  |  DE  |  ES 
15 . 12 . 2017   
поиск
НАЗАДНАЗАД
журнал "АКАДЕМИЯ"

 

 

ТЮРЕМНЫЕ ДНЕВНИКИ Андрея В. Кудина, или СВОБОДНЫЙ ПОЛЕТ над гнездом
Марина Федосенко (журнал "Академия", ноябрь 2000 г.)

"Спрячь за улыбкой и пустой болтовней горечь и боль. Окружающим незачем знать, что ты в действительности испытываешь в глубине сердца, какие мысли хранишь на дне глаз..."

(Андрей В. Кудин "Как выжить в тюрьме", 2000 г.)

 

Он живет в самолетах. Одна порция сахара, одна порция сливок, одноразовая посуда, одноразовые люди... Но журнал "Академия" (ноябрь, 2000)он всегда хотел жить так - выбирая точку А и точку В. Кто такой Андрей В. Кудин? Человек-противоречие. Он кандидат философских наук, знает абсолютно все о религии. Неожиданный поворот - его работа старшим преподавателем на кафедре борьбы в университете физического воспитания и спорта. Андрей В. Кудин страстный путешественник - завтрак в Каире, ужин в Нью-Йорке… Но иногда он останавливается и много времени проводит за компьютером. Так увидели свет несколько книг Андрея В. Кудина. Последнюю его книгу читали обычные подростки и оставшиеся интеллигенты, бывшие заключенные и настоящие депутаты… "Как выжить в тюрьме" - дневники Андрея В. Кудина, вышедшие в этом году небольшим тиражом. Когда эта книга попадает в руки, на время забываются дела и сон - пока не закончится последняя страница. Почему? Потому, что книга про нас и для нас. "Как выжить в тюрьме" - это руководство для всех, кто живет в этой стране. "Шанс лишиться свободы есть у каждого, как бы он ни жил, чем бы ни занимался", - так полагает Андрей В. Кудин. Сам о себе говорит, что живет "на все сто". Может быть, поэтому несколько лет назад он попал в тюрьму по единственной (на то время) статье, предусматривающую высшую меру наказания. Андрей В. Кудин - обвиняемый в организации заказных убийств и в бандитизме... Об этом много писали газеты. В феврале 1998 года все обвинения разлетятся, словно карточный домик и Андрей выйдет на свободу. Но это будет потом, а сейчас за окном - октябрь девяносто седьмого.

Когда Андрей В. Кудин начал писать книгу? В тот момент, когда сидел в тесной, прокуренной комнате, на табурете, намертво привинченном к полу - его взгляд сошелся с взглядами оперативников, пытавшихся выбить из него "нужные" для следствия показания. Он был один. Их четверо. Их раздражали его молчание и его отрешенность. Он уже знал - здесь, за тюремными стенами, время замерло подобно затянутому тиной болоту. В какой-то момент Андрей вдруг почувствовал неумолимую жажду свободы. Возможно, наши желания способны на многое. Руки, соединенные наручниками вдруг оказались свободны... Арестованный неторопливо снял стальные браслеты и медленно поднялся. В комнате воцарилась звенящая тишина, затем оперативники, расталкивая друг друга локтями, бросились в коридор. Андрей В. Кудин снова был один. Он с удивлением посмотрел на свои руки, а затем вдохнул полной грудью воздух, наслаждаясь вкусом свободы. Что такое настоящая свобода? Об этом он расскажет в двухтысячном году.

        - Свобода... Сегодня был дождь. Обычный осенний дождь. Как обычно я выбежал из дома в парк и уже через несколько минут дождевая вода ручьями стекала с меня. Я почувствовал первые чистые капли дождя на губах и вдруг отчетливо осознал, что это вкус не дождя - вкус свободы! Я мог бежать, бежать сквозь дождь навстречу ветру, и никто не стоял у меня на пути. Передо мной не было табличек с надписью "Вход воспрещен", как, впрочем, и не было надписи "Добро пожаловать". Не было ничего. Никаких инструкций, никаких указаний. Передо мной был широко распахнутый мир, и я почувствовал свое единение с этим безграничным и удивительным миром. Я мог бежать сквозь парк, мог дышать свежим воздухом, мог устало присесть на траву и никто не смел мне сказать: "По газонам, молодой человек, не ходить". Разве не для того существует трава, чтобы мы могли по ней ходить, сидеть, лежать, наблюдая за движением облаков? Что такое свобода? Это когда нет границ и нет страха, воздвигающего стены между человеком и окружающим миром. Это когда человек может думать легко, без оглядки по сторонам и может говорить, зная, что его самого и его семью не искалечат за неосторожно оброненное слово. Кто не мечтал быть свободным? Все мечтали.

Чтобы задуматься о собственной свободе, не обязательно лишаться ее. Свобода и ощущение ее - они внутри самого человека. Они или есть или их нет. Можно иметь возможность свободно разгуливать по улицам и при этом оставаться рабом, а можно обладать безграничной свободой, находясь в тюремной камере размером меньше грузового лифта, застрявшего между этажами. Об этом напишет Андрей В. Кудин. Однажды вечером он вернется после допроса в тюремную камеру и на клочках бумаги сделает наброски к будущей книге, о которой три года спустя заговорят на Украине. Эта книга вызовет восторженные отклики у одних и раздражение у других. Никто не останется равнодушным. Книгу "Как выжить в тюрьме" будут читать взахлеб, проглатывая главы о сокамерниках и сотрудниках мест "не столь отдаленных", о тюремной лексике и кулинарии, о сексе в тюрьме и о медицине по ту сторону решетки... И все же книга Андрея В. Кудина о свободе, потому и находит своих читателей.

 

- Мне редко удавалось передавать письма на волю - я находился в тюрьме "без права на переписку". Я писал и сжигал письма, получал наслаждение, наблюдая как они превращаются в неуловимый дымок и, легко скользнув за тюремную решетку, оказываются на свободе. Сокамерники удивлялись - зачем так много писать, если в конце концов всё сгорит. Они никак не могли понять, что уничтожать письма, сжигая и отправлять их на свободу, сжигая - это совершенно разные вещи. Почему я начал писать книгу? Потому что не писать не мог. Это был способ выплеснуть то, что накопилось внутри и сохранить психику здоровой. Мне был необходим собеседник. Книгу по частям, по обрывкам и главам нелегально вынесли за ворота тюрьмы. Уже на свободе, лежа в больнице, я соединил записи в единое целое и отредактировал их. Писать книги легко. Рецепт прост. Садишься за стол (или за компьютер) и переписываешь то, что давно легло строками в голове. Я опускаю мысли в краски воспоминаний и переношу все в реальность. Тюрьма в моей книге - это сильные эмоции. Людям нравится наблюдать за опасностью, находясь в безопасности. Они кутаются в теплые пледы и с упоением смотрят по телевизору "Индиану Джонс". А потому тюремный дневник - средство, которое помогает заманить читателя в мир моих мыслей. Мой мир - это, прежде всего, люди, которые меня окружают. Порой не имеет значения, где они находятся в данную минуту - рядом со мной или на другом конце планеты. Приятно полагать своей родиной всю планету. Но мне не может быть безразличным то, что происходит в Украине. Мне грустно наблюдать за тем как украинские политики рапортуют о том, что "жить стало лучше, жить стало веселее". В это время обычные граждане голосуют "ногами", выстраиваясь в очереди у дверей посольств, пытаясь любой ценой покинуть пределы "независимой и свободной" страны.

Тюрьма - это государство, это мир, в котором мы с вами живем. Об этом говорит Андрей В. Кудин в книге "Как выжить в тюрьме". Когда на Подоле, в изоляторе временного содержания найдут черновики будущей книги - их отберут. Позже, после перевода в Лукьяновскую тюрьму, Андрей восстановит по памяти утраченные записи и напишет новые главы. "Это документ-обвинение в адрес тех, кто, декларируя примат права, игнорирует его, насаждает беспредел и беззаконие ", - напишет о книге Александр Ильченко. "Эту книгу не стоит оценивать ни с художественной, ни с содержательной точки зрения. Её нужно читать. Читать всем, чтобы знать: жизнь не должна оставаться такой", - скажет Александр Мороз после выхода книги в июле двухтысячного. "Ужас не в том, что происходит с нами и с нашей страной, - говорит Андрей Кудин. - Страшно другое - люди привыкли к мысли, что ничего нельзя изменить, что мы как жили в отсталой стране, так и будем в ней жить. Это психология несвободного человека".

 

- Время от времени полезно менять континенты, страны и города. Я не имею в виду слепое перемещение в пространстве, говорю о том, что погружение в культуру и жизнь другого народа расширяет кругозор и обогащает. Это помогает изменять точку отсчета, дает возможность честно оценивать происходящее и делать верные выводы. Но погрузиться далеко не всегда означает принять. То же можно сказать о вере, которая помогает жить. Я не останавливался на православии. Его выбрали задолго до моего рождения родители родителей моих родителей. Я принял христианство, как принимают небо и солнце, воздух и воду. Все мои дети крещены в православных церквях. Православие - неразрывная часть моего мира, но это не означает, что в моем сердце не осталось места для других религиозно-философских учений. Меня привлекает глубина индуизма и веротерпимость буддизма. На мое мировоззрение оказал влияние даосизм и я получаю удовольствие, изучая творчество и взгляд на мир последователей синтоизма. Что я отвергаю? То, что загоняет сознание в рамки. Я отрицательно отношусь ко всем тоталитарным сектам. Таким, как расселисты или как их чаще всего называют - свидетели Иеговы. Верю ли я в загробную жизнь? В том понимании, в каком воспринимает это толпа - отвечу категорически - нет. Многие почему-то считают, что после смерти они встретятся с кем-то, словно на Крещатике и будут жить с этим кем-то на небесах, так же как на земле. Увы, этого никогда не будет. Не будет ни знакомых лиц, ни дорогих глаз, на любимых рук... Хотя бы поэтому не все можно выставлять напоказ свету, что-то должно хранится глубоко, в тайниках сердца. Истинная вера внутри человека, а не вне его. Вера и знания должны раскрепощать человека, делать его более свободным, а не загонять сознание в тесные рамки, наподобие тюремной камеры.

 

Жизнь - то же заключение, только в двойной камере. Есть две двери с тяжелыми замками. Одну камеру мы называем собственным телом. Другая несколько больше и вызывает любопытство с самого детства - материальный мир. Мы любим это наше заточение - печемся о теле, смотрим на мир... Со временем покидать все это становится жаль, а потому страшит мысль о смерти. Это называют свободой? Тогда понятно, почему лишением свободы называют ограничение мира стенами и решетками. Но свобода внутри, в самой середине. Только поэтому боятся сильных - тех, что владеют бесценной внутренней свободой. Снова октябрь девяносто седьмого. Андрей Кудин был один в комнате для допросов немногим более трех минут. Десяток вооруженных человек ворвались в комнату и остановились, не осмеливаясь прикоснуться к нему. Они панически боялись, боялись Кудина - человека, сумевшего разорвать наручники.

        - Я все бежал и бежал по осеннему парку. Дождь утих, облака расступились, словно приглашая войти в Небеса. Я вспомнил "Маленького принца" Сент-Экзюпери и увидел маленькую точку. Это был самолет. Знаешь, когда я сидел в тюрьме, свобода ассоциировалась у меня с самолетом. Выходя на прогулку в тюремный дворик, я искал глазами самолет в бездонной пропасти неба, эту маленькую точку за колючей, покрытой ржавчиной проволокой. Я думал о том, что быть свободным - это иметь возможность в любую минуту приехать в аэропорт, сесть на самолет и в считанные часы поменять все... Дождь закончился. Я перешел на шаг, наслаждаясь запахом парка после дождя. Это был запах свежести и чистоты, запах, который невозможно забыть или перепутать ни с каким другим. Это был запах свободы. Я никогда не слышал этого запаха в тюрьме, порой мне начинало касаться, что это выдумка, что его нет нигде в мире. Там, за решеткой, были другие запахи - запах пота, перемешанный с запахом человеческих испражнений, запах прокуренных камер, запах натянутого поводка - на одном конце которого ухмыляющийся тюремщик, а на другом - озверевшая овчарка. Это были запахи рабства... Я шел по парку. Не знаю откуда - из воздуха, из пустоты - вспыхнула радуга, один конец которой уходил в просвет между облаками, а другой утопал за линией горизонта. Я остановился, ослепленный увиденным. Если бы в эту минуту ты у меня спросила, какой цвет у свободы, я бы не задумываясь, ответил - это цвет радуги,в котором собраны все цвета существующие во Вселенной. Парк, казавшийся мне безлюдным, ожил. Я увидел как стая птиц опустилась на ветки каштана, увидел людей, спешащих куда-то, услышал монотонный гул проносившихся где-то машин... Я стряхнул с волос оцепенение и направляясь из парка домой. Мне удалось объяснить тебе какой бывает свобода?

 

P.S. Сейчас Андрей В. Кудин работает над новыми книгами. Одна станет попыткой постичь тайну чисел и осмыслить учение Пифагора. Вторая книга перенесет читателей в Америку и на Ближний Восток, а затем вернет в Украину. О событиях, которые будут происходить на страницах автор пока умалчивает.

 

 




Design by XTLabs, Inc. Build a Website       © 2003 Andrew V. Kudin. All rights reserved.