Биография  |  Фотоальбом  |  Проекты  |  Награды  |  Интервью  |  Видео  |  Ваши отзывы  |  Контакты
Andrew V. Kudin
 RU  |  UA  |  EN  |  IT  |  FR  |  DE  |  ES 
15 . 08 . 2018   
поиск
НАЗАДНАЗАД
АВТОБИОГРАФИЯ осень 2004 года

Жизнь каждого человека можно рассказать по-разному. Другими словами - у каждого человека может быть несколько биографий, совершенно разных, во многом отличающихся друг от друга, но при этом все они будут соответствовать действительности.

На мой взгляд, запихивать всё в одну единственную биографию - глупо. Ведь Жизнь подобна многогранному кристаллу, а, значит, будет гораздо правильнее рассказать о разных гранях этого кристалла, рассматривая его с разных сторон.

Итак…

С чего именно начать рассказ о себе? Наверное, будет правильно, если вначале я коротко расскажу сам о себе, а уже после этого мы перейдем к тому, что, принято называть официальными биографиями. ..

I. Краткая автобиография.

После 9 месяцев, пребывания в комфортных условиях, я решил посмотреть, как выглядит планета Земля.

23 августа 1965 года, в час дня, я выбрался на свободу.

Роддом находился в самом центре Киева, возле красного корпуса университета, справа, если стоять лицом к университету и спиной к памятнику Тарасу Шевченко.

Был теплый солнечный день, воскресенье. При моем появлении на свет вокруг меня засуетились и забегали незнакомые дяди и тети в белых халатах. Их всех почему-то очень сильно волновало – почему я не плачу? Я же, в свою очередь, никак не мог понять - зачем плакать? Мир, который я увидел в тот момент мне, в целом, понравился.

Несколько дней спустя меня аккуратно завернули в чистые пеленки, упаковали в одеяло и торжественно вынесли на улицу.

Мое первое путешествие не было долгим. Меня отнесли в квартиру, расположенную на улице Пушкинская. В этой квартире я и провел первый год своей жизни. В 1966 году моя Семья перебралась в просторную квартиру на улице Карла Маркса (ныне – улица архитектора Городецкого). Вместе со мной в новую квартиру въехали мои родители и мой старший брат – Александр.

Брат учился, родители работали.

Мама – Кириченко Галина Андроновна преподавала иностранные языки. Отец – Кудин Вячеслав Александрович преподавал историю культуры, этику и эстетику.

В квартире всегда было невероятно много книг – в разных переплетах и на разных языках. Книги были везде – на книжных полках, в шкафах, во всех мыслимых и немыслимых местах нашей квартиры. Все кто приходили к нам домой удивлялись количеству книг. Впрочем, чему удивляться? Мои родители познакомились друг с другом в библиотеке.

После того как я подрос, меня попытались сплавить в детский садик.

Попытка оказалась неудачной. Детский садик мне не понравился, и я наотрез отказался туда ходить. Помню – на улице непроглядный мрак, зима, холод… Меня будят и сонного одевают. Я хочу спать, а меня все равно продолжают одевать и выводят на холодную улицу. Потом я попадаю в помещение, набитое до отказа плачущими детьми. Родители уходят. Остаются надзиратели в белых халатах. Одним словом – тюрьма.

С первых минут пребывания в детском садике я понял, что пора начинать забастовку. В моем лексиконе в те годы ещё не было этого слова, но сама идея оказалась настолько естественной, что я сразу же отказался от еды и лежал на полу, не вставая, до тех пор, пока на горизонте не появились родители. В некотором смысле, это была некая смесь забастовки и голодовки. Родители и воспитатели думали, что это пройдет, но то же самое повторилось на следующий день, и на следующий… И так продолжалось до тех пор, пока родители не убедились в том, что моя нелюбовь к казенным стенам – это серьезно и навсегда. Пришлось пережить пару скандалов, но своего я добился – из садика меня забрали.

После этого до 7 лет меня больше никто не беспокоил.

Благодаря детскому садику я ещё в раннем детстве возненавидел тоталитарные режимы, да и вообще – всё то, что подавляет свободу в человеке.

Родители уходили на работу, а я оставался один - сидел дома или гулял в садике возле фонтана напротив театра им. И. Франко. Учитывая мой возраст – такой поступок со стороны родителей был довольно таки смелым. Не каждые родители отпустят ребенка гулять одного в возрасте четырех лет.

Как бы там ни было, но в детстве я обладал такой свободой, которой не было ни у кого из моих сверстников, гуляющих возле нашего дома. Это удивительное, пьянящее чувство безграничной свободы сохранилось во мне с детских лет на всю жизнь.

В 4 года я научился свободно читать. В семье разговаривали на украинском языке, но большинство книг было на русском, поэтому я как-то незаметно для самого себя начал читать на обоих языках практически одновременно.

В 5 меня научили плавать. Методика, по которой отец учил всех плавать, была довольно таки простой – ребенка выбрасывали в воду и доставали из-под воды, когда он захлебывался и начинал тонуть, затем бросали снова в воду и так далее… До тех пор пока ребенок не переставал истерично кричать и начинал более-менее уверенно держаться на поверхности воды.

В 7 лет меня отправили учиться в 117 среднюю школу г. Киева, расположенную на соседней улице. Говорят, в те годы это была одна из лучших школ города Киева, в которой процент хороших учителей был значительно выше, чем процент плохих. Возможно, мне и впрямь повезло. Одно могу сказать – школу я не любил и с облегчением вздохнул, когда спустя 10 лет я без сожаления помахал ей рукой.

Основных причин моей нелюбви к школе было две – во-первых, школа мне смутно напоминала тюремные правила детского садика, а, во-вторых, слишком много было в ней лицемерия. К примеру, всех нас учили ненавидеть капитализм и заставляли молиться на красное знамя. Впрочем, в те годы так учили во всей стране.

После окончания школы в 1982 году я отнес документы в университет и после успешной сдачи экзаменов поступил в тот самый красный корпус университета, возле которого когда-то родился, и о котором с первых минут моей жизни у меня сохранились самые теплые воспоминания.

Это сейчас в Киеве университеты на каждом шагу, а в 1982 году университет в Киеве был только один, и учиться в нем было престижно. Там преподавали лучшие преподаватели со всей Украины, да и стать студентов единственного в столице университета было крайне непросто.

Отучился я год. В 1983 меня призвали в армию. Обычно, студентов не забирают, но мне «повезло». В начале 80-ых СССР вовсю ввязался в войну в Афганистане и солдат, по всей видимости, не хватало. Другими словами, в начале 80-ых прошлого века в армию забирали всех или почти всех. Политики пытались успокоить население и объясняли массовый призыв недостатком мужского населения призывного возраста какой-то хитроумной демографической дырой, возникшей в следствие никому непонятно чего.

Я и опомниться не успел, как оказался в Северо-Кавказском военном округе.

Армия произвела на меня удручающее впечатление, но все же там было веселее, чем в детском садике. По крайней мере, там все было чрезвычайно просто и понятно. Уважали физическую силу, а слабым я никогда не был. Так как подчиняться я не любил с детства, то командирам не оставалось ничего другого как поставить меня руководить в начале отделением, затем взводом и, наконец - ротой. Придя в армию рядовым, я уволился из нее осенью 1985 года старшиной роты.

За 2 года моего отсутствия философский факультет заметно преобразился. Количество студентов увеличилось раза в три, добавилось немало учащихся с периферии, многие из которых, по-моему, так до сих пор и не поняли, зачем им была нужна философия.

Как бы там ни было, но из армии я вернулся в стены красного корпуса университета, и следующие 4 года были посвящены, в основном, учебе.

Стипендии не хватало, брать деньги у родителей не было ни малейшего желания. В свободное время, я подрабатывал. Немного подсобным рабочим, затем журналистом и тренером.

Но всё же главным моим занятием была учеба. Когда пришло выбирать специализацию, я, не задумываясь ни на мгновение, выбрал историю религии. Религиоведение всегда притягивало меня к себе, словно магнит.

Кафедра религиоведения была довольно таки небольшой. Работали на ней веселые и здравомыслящие люди, чего нельзя было сказать о скучных преподавателях из кафедры «научного коммунизма». В тот период я полюбил рыться в архивах и окончательно утвердился в мысли, что если хочешь знать будущее, то нужно научиться внимательно смотреть в прошлое.

Весной 1989 года я закончил университет, и по распределению был направлен в педагогический институт им. Драгоманова.

Педагогический институт находился, к счастью, неподалеку от университета. Ездить на работу было удобно. Коллектив на кафедре философии подобрался, в основном, неплохой. Вот только постоянно приходилось заполнять кучи никому не нужных бумаг и читать лекции, согласно пропахшей нафталином учебной программе, построенной на незыблемых основах марксизма-ленинизма. Я пытался насколько мог отходить от программы, вызывающей у студентов беспробудную скуку. Руководство института время от времени по-дружески меня возвращало на «правильный путь» и настоятельно рекомендовало читать лекции по программе спущенной сверху и, желательно, без всяких там вольностей.

В пединституте я продержался ровно год, после чего перешел в институт физкультуры на должность старшего преподавателя кафедры борьбы.

Создав на кафедре борьбы отделение китайских боевых искусств WU SHU, я, весной 1991 года, ушел в свободное плавание.

После 1991 года я сменил не одно место работы, не раз и не два менял профессию. Что бы я ни делал – я всегда стремился жить ярко, насыщенно, интересно. Если попытаться разложить мою последующую жизнь по полочкам, то, наверное, самые большие полки можно условно назвать как «бизнес», «спорт», «литература» (в этот раздел, думаю, можно было бы добавить и то, что связано со словом «наука»), «политика»…

Есть ещё одна грань в моей жизни, о которой меня часто спрашивают журналисты. Это моя Семья и моя личная жизнь.

Обычно, я стараюсь избегать разговоров на данную тему, потому что, на мой взгляд, в каждом человеке должно быть что-то глубоко личное, то, что нельзя выставлять напоказ всем подряд. Моя Семья – это мой Храм, это то, что наполняет смыслом всю мою земную жизнь. Для праздношатающихся и просто любопытных в моем Храме нет места. Я думаю, что тот, у кого есть Семья, сможет меня верно понять.

II. Бизнес, работа.

Рихард Вагнер как-то сказал: «Деньги – это свобода». Другой великий немец – Эрих Мария Ремарк добавил: «Деньги – это свобода, выкованная из золота».

Некоторые мои знакомые считают меня бизнесменом, причем весьма удачным. Возможно, в чем-то они действительно правы.

Деньги мне нужны для того, чтобы чувствовать себя свободным и независимым в этом мире, для того, чтобы максимально полно реализовать себя на земле. Никогда деньги не являлись для меня самоцелью, а мои финансовые возможности постоянно не поспевали за мечтами, желаниями, устремлениями... Возможно, поэтому что-то отложить на спокойную старость, в отличие от некоторых моих сверстников, мне так и не удалось.

Первые свои деньги я заработал ещё в школе, в классе третьем, играя в шахматы. Когда мама заметила, что ребенок уходит играть в шахматы во Дворец пионеров, а возвращается домой с половиной месячной зарплаты среднестатистического учителя, то родители всерьез забеспокоились. Шахматную доску спрятали и отправили меня в более спокойное место - в секцию бокса, а затем – каратэ.

О трудовой деятельности во время учебы в университете я уже писал выше. Все было крайне нестабильно и как бы время от времени. Пожалуй, самым постоянным из всех мест моей работы в студенческий период была моя работа репортером в газете «Вечерний Киев». На протяжении полу года я героически вел колонку в вышеназванной газете. Один раз в неделю, выходила моя небольшая статья о телевидении и киноискусстве.

О пединституте и институте физкультуры я уже сказал несколько слов, но работу там вряд ли можно назвать бизнесом.

Преподавая утром и днем в вышеназванных ВУЗах, по вечерам я ещё подрабатывал тренером в спортивном обществе «Динамо». Сначала вел секцию WU SHU, затем с единомышленниками создал спортивную школу WU SHU.

В последующие годы в борьбе за денежные знаки пришлось скитаться по разным коммерческим структурам, в результате чего из меня получился довольно таки неплохой менеджер.

В период с 1992 по 1995 гг. я был председателем совета директоров в «Первой международной страховой компании». За неполных три года моего пребывания в страховой компании ее время от времени сотрясали землетрясения местного значения. Мы учились бизнесу, ругались, мирились, делали ошибки и исправляли их. Двигались, в основном, по наитию, как, собственно говоря, и вся страна, которая из социализма вдруг резко начала переходить на капиталистические рельсы - те самые, которые нас всех с детства учили ненавидеть в период «развитого социализма».

В 1995 году после очередной реорганизации страховой компании, я ушел работать вице-президентом в авиакомпанию «Вита» и проработал в ней с незначительными перерывами до 2001 года.

В 1995 году в стенах Института философии я защитил диссертацию по истории религии. К разделу «бизнес» моя диссертация не относится, но, отталкиваясь от хронологии событий, я решил сказать об этом здесь. Над диссертацией я работал несколько лет, и ее защита стала для меня своеобразной итоговой чертой, как результат проделанной работы.

В мае 2001 года меня пригласили работать в Печерский торговый центр. Сначала заместителем Председателя правления, а затем (с июля 2001 года) – Председателем правления. В апреле 2003 года истек срок моего контракта, и я ушел из торговли, окончательно убедившись в том, что я и торговля – понятия несовместимые.

После апреля 2003 года я выступал в роли менеджера и консультанта в нескольких небольших коммерческих проектах, помогал друзьям в их работе, занимался научной деятельностью, работая зав. кафедрой социологии в Киевском институте социальных и культурных связей. В 2004 году некоторое время работал в Министерстве финансов на должности первого заместителя директора полиграфкомбината «Украина».

Сам по себе бизнес, если заниматься им профессионально – весьма занятная штука, однако если бы у меня было достаточно денег – я бы никогда не тратил на него свою жизнь.

Из интервью Андрея В. Кудина, данного им украинскому деловому еженедельнику «Галицкие контракты» в ноябре 2000 года:

«Естественно, большая общественная работа, да и образ жизни требуют средств, и немалых. Как соучредитель нескольких предприятий, Андрей В. Кудин участвует в их работе в разных качествах - от эксперта до плэннинг-менеджера и вице-президента. Прорабатывает бизнес-проекты для коммерческих структур, в основном используя собственный опыт, как предпринимательский, так и жизненный.

- Скажите, восточная философия влияет на сознание бизнесмена? Хотя Восток у большинства ассоциируется с созерцательностью, смирением, недеянием...

- Не совсем так. Ни одна из восточных религий не призывает к бездеятельности и созерцательности. К сожалению, большинство бизнесменов, с которыми мне приходилось сталкиваться, делают деньги либо по причине желания иметь как можно больше, либо, чтобы соответствовать какому-то образу успешного человека, быть не хуже других. Желания эти очень сильны и часто составляют почти весь внутренний мир таких людей. Деньги для них - абсолютная ценность, мера успеха, мера самооценки.

Богатство, признание, материальные ценности - все это достаточно иллюзорно. Если человек видел в жизни лишь это, делал ставку исключительно на материальные ценности, то потеря их неминуемо приводит и к внутреннему краху, вплоть до суицида.

Я более склонен рассматривать деньги как одно из средств для достижения целей, не лежащих в материальной плоскости. "Восточное" восприятие мира помогает видеть жизнь глубже, находить в ней действительно вечные ценности, которые не будут зависеть от внешних обстоятельств. Если держать в фокусе не деньги, а цель, то деньги выступают лишь как средство для ее достижения. И далеко не единственное. Тогда, если возникают какие то неблагоприятные с денежной точки зрения обстоятельства, цель все равно остается целью, а способы ее достижения найдутся всегда.

- То есть, вопреки народной рекомендации "не зарекаться", вы можете утверждать, что сума вам не угрожает?

- Сума угрожает любому. И никто не может дать гарантии того, что на каком-то этапе жизни он может оказаться без копейки денег. Однако я хочу сказать, что если в человеке есть нечто, что несоизмеримо выше, чем обычные материальные ценности, то спустя некоторое время он может получить от жизни все то, к чему он стремится.

Книгу Кудина "Как выжить в тюрьме", как ни странно, тоже вполне можно считать успешным издательским коммерческим проектом. Оба тиража разошлись в течение двух месяцев без остатков, ведутся переговоры о новых изданиях. В настоящее время Андрей работает над новыми книгами. С увлечением участвует в работе над интернет - проектами. Делает программы для радио "Свобода". Пишет бизнес-планы для своих предприятий и других структур…»

III. Спорт

Спортом я начал заниматься ещё в школьные годы. Перепробовав несколько видов спорта – таких как шахматы, бокс, борьба самбо и восточные единоборства, я остановился на восточных единоборствах. Оглядываясь назад, я вижу - все то чем я занимался в жизни, удивительным образом дополняет друг друга. Шахматы учат правильно мыслить, а различные виды борьбы – реализацию шахматного мышления в реальной схватке с реальным противником, который хочет тебя отправить в нокаут в прямом, а не в переносном смысле этого слова.

Я изучал китайские боевые искусства WU SHU у лучших мастеров, работавших в те годы на Украине и в России, а после успешного окончания двухгодичных курсов китайского языка уехал совершенствовать мастерство на родину WU SHU - в Китай. Прошел курс обучения в академии боевых искусств при монастыре Шаолинь, был почетным членом Ассоциации У Чан Си провинции Хэйлунцзян (КНР).

Среди моих учеников – чемпионы первого и последнего юношеского чемпионата СССР по WU SHU, проходившего в Туркменистане накануне распада СССР на так называемые «независимые государства».

Знание религиозно-философских учений Востока здорово помогло в изучении и понимании восточных единоборств.

Как я уже писал выше, в 1990 году меня пригласили в институт физкультуры на должность старшего преподавателя кафедры борьбы, на которой мною было создано отделение китайских боевых искусств WU SHU. В те годы я был самым молодым (по возрасту) старшим преподавателем, работающим в высшем учебном заведении на Украине.

Весной 1991 года я оставил тренерскую работу. У меня появилась возможность заниматься спортом не для зарабатывания денег, а исключительно ради собственного удовольствия.

Спорт – неразрывная часть моей жизни. Я убежден в том, что нет лучшего средства для снятия стресса и психологической усталости, чем хорошая тренировка в спортивном зале или на стадионе.

IV. Политика

Мне нередко приходится сталкиваться с людьми, которые всерьез считают, что политика не имеет к ним ни малейшего отношения. Возможно, сами они и не имеют отношения к политике, но политика всегда имеет к ним самое непосредственное отношение.

Лично мне всегда было небезразлично, в каком именно обществе и в какой стране я живу. Я всегда стремился сделать окружающий меня мир лучше, а потому всегда, как и мой отец, принимал участие в общественной и политической жизни страны.

Из статьи Александра Назаровского об Андрее В. Кудине:

«Неудивительно, что у такого неординарного человека всегда были не только многочисленные друзья и сторонники, но и завистники и недоброжелатели. Андрея В. Кудина нередко пытались оклеветать, а в сентябре 1997 года на основании грязного доноса его бросили в застенки.

Абсурдность обвинений была очевидна. Подкупленные сотрудники правоохранительных органов настолько торопились, фабрикуя уголовное дело, что даже не удосужились поинтересоваться — находился ли Андрей в то время в стране или нет. А ведь для этого вполне достаточно было открыть загранпаспорт и посмотреть отметки таможни. Очевидно, сотрудники милиции рассчитывали на то, что писатель, испугавшись издевательств и пыток, сразу же напишет под диктовку, так называемое “чистосердечное признание”. Однако Андрей В. Кудин наотрез отказался оболгать себя и друзей, а на все вопросы у него был один ответ — презрение и молчание.

Все обвинения рассыпались, словно карточный домик. Самое поразительное в этой истории то, что официально Андрей В. Кудин никогда не был арестован, никогда ему официально не предъявляли никаких обвинений, и он официально никогда не был в тюрьме. Цивилизованному человеку в такой произвол и в такое беззаконие трудно поверить.

Под давлением общественности Андрей вышел на свободу, но несколько месяцев, проведенных в застенках, не могли не отразиться на здоровье. Во время одного из допросов закованный в наручники писатель был жестоко избит, и только сложнейшая операция, проведенная впоследствии в стенах института нейрохирургии, спасла Андрею Кудину жизнь.

Многие люди, узнав, что они теперь инвалиды второй группы и им предстоит долгие месяцы, а, может быть, годы провести в больничной палате, наверняка бы сникли и смирились с судьбой. Писатель с честью выдержал и это испытание. “Что бы ни случилось, какая бы ни выпала карта, мы не имеем права утратить присутствие духа,” — написал потом Андрей В. Кудин в книге “Как выжить в тюрьме”. Он много и упорно работает над собой, ежедневно по много часов проводит в спортзале и уже через полтора года после операции возвращается к активной жизни».

Согласно заключению Комитета Верховного Совета Украины по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупции, дело против Андрея В. Кудина было сфабриковано с целью давления на его отца - члена Национального совета по телевидению и радиовещанию Вячеслава Кудина. В письме за № 06-19/6-265 от 17.10.1997 года, направленном Комитетом по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией Верховного Совета Украины в Генеральную прокуратуру Украины, в частности говорится: “Тщательный анализ материалов и информации дает основание считать, что давление на А. В. Кудина было спланированной акцией или провокацией с целью отомстить его отцу В. А. Кудину – члену Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания за его принципиальную позицию при решении вопросов о распределении телеэфира между частными телекомпаниями”.

После событий 1997 года Андрей В. Кудин неоднократно выступал с критическими статьями в средствах массовой информации. Некоторое время руководил интернет-изданием «Взгляд на Украину», участвовал в программах радио «Свобода» и «Народная волна» (США), в которых поднимал проблемы, связанные с нарушением прав человека на Украине, был одним из участников и организаторов радио моста Нью-Йорк – Киев.

Из интервью газете «Товарищ» в июле 2000 года:

«…изменить можно всё, но для этого не нужно уподобляться безмолвным рабам. Мы родились в Украине, это наша Родина, нам жить здесь, а не где-то за океаном. Многие молчат, потому что боятся за себя, за родных и близких, потому что давным-давно не верят ни в правосудие, ни в басни о строящемся “демократическом и правовом” государстве. Однако, если мы будем трусливо прятаться по углам, - тогда действительно ничего не изменится и Украина неминуемо превратится в тоталитарное государство в самой его уродливой и жестокой форме. Глупо надеяться на помощь извне. Только от нас самих зависит, в какой стране и как будем мы жить».

В 2002 году Андрей В. Кудин был избран депутатом Печерского района города Киева. Округ, в котором избирался Андрей, традиционно считался прокоммунистическим. Андрей В. Кудин был первым не коммунистом, который баллотировался как беспартийный и победил на выборах в этом округе. В настоящее время Андрей В. Кудин как депутат Печерского района города Киева работает в комиссии по контролю над соблюдением законности и правопорядка в столице Украины.

В 2001 г. Благотворительный фонд памяти Олекси Тихого наградил Андрея В. Кудина Дипломом за книгу «Как выжить в тюрьме» и активные действия по защите прав человека в Украине.

В 2002 г. мер Киева наградил Андрея В. Кудина Почетной Грамотой и именными часами.

В сентябре 2002 г. за заслуги перед Украинской Православной Церковью был награжден орденом Святого Равноапостольного Великого князя Владимира III степени, а в 2003 году – Почетной Грамотой.

Иногда, когда мне бывает грустно, я сажусь на лавочку и смотрю, как играют дети на детской площадке, которую я построил в самом центре Киева. Я не знаю этих детей, а дети не знают, кто именно построил для них эту площадку. Но разве это главное? Главное то, что мне удалось сделать кого-то, пусть и не намного, но счастливее.

V. Литература, философия, религия.

Из всех выделенных выше разделов для меня этот раздел является главным. Я мечтаю о том времени, когда смогу спокойно отложить в сторону все дела и полностью посвятить себя литературе, науке, Семье…

Когда я сажусь за письменный стол и начинаю писать – я физически ощущаю, как погружаюсь в иные миры. Я слышу голоса героев моих книг, я вижу события, о которых пишу. Я вижу эти события настолько ярко и отчетливо, что порой мне трудно понять, что является более реальным – то, что в повседневной жизни окружает меня или то, что я вижу, когда пишу.

Литература – это мост для духа в иные миры, такие же реальные, как и тот мир, в котором находится тело. Движение по этому мосту сродни медитации. Для меня нет ничего прекраснее мгновений, когда я могу писать, с каждым новым написанным словом погружаясь всё глубже и глубже в забвение, в транс…

Мои чувства обостряются, становясь острее осколков льда и стекла…

Я вижу удивительные миры. В них я могу быть самим собой, в повседневной жизни быть собой намного труднее. Только в этих мирах, в ином измерении бытия, я могу быть по настоящему счастлив.

Вы хотите узнать какой я? Это очень просто. Мой мир и я сам - в том, что я написал. Меня видел тот, кто читал мои книги.

 

                                                                                                                                                                                                                   осень 2004 года




Design by XTLabs, Inc. Build a Website       © 2003 Andrew V. Kudin. All rights reserved.